Как басня, так и жизнь ценится не за длину, но за содержание.
Сенека

Человек рождается не просто для того, чтобы есть и пить. Для этого было бы гораздо удобнее родиться дождевым червем  Так писал Владимир Дудинцев в романе «Не хлебом единым». Поиски смысла жизни — это удел каждого мыслящего и совестливого человека. Поэтому-то лучшие наши писатели всегда напряженно искали художественное решение этого вечного вопроса. И наша советская литература не обошла его. А сегодня, когда старые идеалы потускнели, а новые только завоевывают свое место, эти проблемы стали едва ли не самыми важными.

Вопрос о моральных проблемах, конечно, шире вопроса о смысле жизни, но этот последний составляет ядро нравственности  Когда нет веры (не обязательно в бога!), нет смысла жизни, то очень часто нет и нравственности. Виль Липатов в повести «Серая мышь» изобразил бывшего начальника, спив­шимся до того, что ему нечего есть, и в доме не водятся даже мыши, которым тоже нечего есть. Это символ. Бессмыслен­ность жизни приводит к деградации человека, превращению его в животное и преступника.

В другом своем произведении «И это все о нем...» Липатов раскрывает конфликт между добром и злом. Здесь изображен комсорг Евгений Столетов. Это человек, стре­мящийся жить по правде, глубоко верящий в добро, спра­ведливость, честность. И, конечно, он неизбежно сталки­вается с человеком, давно продавшим совесть, живущим ради выгоды, обманывающим людей и государство. Это мастер Петр Гасилов. Роман писался в годы, когда процве­тали ложь и лицемерие, и поэтому неизбежным финалом произведения явилась смерть Женьки.

Глубоко нравственные и гуманистические проблемы ста­вил и ставит в своих произведениях Валентин Распутин. В повести «Живи и помни», например, перед нами встает во­прос: справедливо ли считать преступником человека, честно воевавшего три года, которому после ранения смертельно захотелось домой? Можно отвечать по-разному, но по-челове­чески жалко Андрея Гуськова, попавшего под репрессивную машину.

Чингиз Айтматов в своих книгах всегда стремился пока­зать человека, ищущего свое место в жизни. С новой силой это проявилось в его романе «Плаха». Писатель признается, что в этом произведении хотел бы «отразить всю сложность мира, чтобы читатель вместе со мной прошел через духовные пространства и поднялся на более высокую ступень». Роман Айтматова разнопланов. Мы видим людей (мастерски выпи­санных), стремящихся к наживе любой ценой: будь то истребление животных или продажа наркотиков, или прямое убий­ство. Мы видим и обращение писателя к вечной теме распя­того Христа.

Но был и нетипичный для советской литературы герой. Это Авдий Каллистратов, который искал смысл жизни в боге. Но в духовной семинарии он не ужился, не удовлетворяла его застывшая мысль, он хотел сам найти своего бога. Юноша уходит в мир. Подобно пушкинскому герою хочет жечь глаголом сердца людей, подобно лермонтов­скому — провозглашать любви и правды чистые ученья. Он надеется с помощью слова очистить и возродить души падших людей. Но правда жизни сурова. Трудно достучаться до душ преступников.

Задумав изучить жизнь собирателей наркотиков, Авдий выдает себя за такого человека, едет в глухую степь со­бирать пыльцу. На обратном пути в поезде начинает убеж­дать любителей зелья бросить это занятие. Но его избива­ют и выталкивают из вагона. Авдий попадает в больницу и там он встречает женщину, которую полюбил. В любви он, кажется, находит себя. Но такому человеку трудно жить в мире зла, лицемерия, наживы. Его статью о нарко­мании не печатают: она слишком правдива. В столкнове­нии с истребителями сайгаков Авдий погибает. Погибает, как мученик, пак Христос. Эта аналогия не случайна. Возможно, этот герой не слишком реалистичен. Но он помогает читателю задуматься над вечными вопросами.

Далекий от философии чабан Бостон тоже ищет смысл жизни. Видя ненормальные отношения, сложившиеся в его хозяйстве, он мучительно размышляет: «Если я не хозяин своему делу, кто-то в конце концов должен быть ему хозяи­ном?» Это его тревожит. Чабан видит смысл жизни в честной работе, в любви к животным, земле, в приумножении богат­ства общества, в порядочности в отношениях с людьми. Одна­ко его честность и преданность работе так же, как у Столе­това и у Каллистратова, входят в противоречие со сложившей­ся системой общепринятого обмана, духом наживы. Судьба преследует Бостона. Фигура его становится по-шекспировски трагической. Во время переходов на новое пастбище погибает его друг. Затем умирает жена. Вокруг новой жены, вдовы друга, начинаются сплетни. Наконец природа в лице волков мстит людям, избрав несправедливо его. Обиженные другим охотником, волки уносят ребенка Бостона. Доведенный до отчаяния, чабан убивает обидчика волков и идет сдаваться в милицию.

Так безвременье, отсутствие веры в обществе порождает трагический конфликт между правдой и ложью. Плахой (в прямом смысле) кончается жизнь Авдия и плахой же (в пере­носном смысле) жизнь Бостона.

Восходит на свою плаху и Онисимов, герой произведения Александра Бека «Новое назначение». Этот высокого ранга аппаратчик, председатель государственного комитета, прибли­женный лично Сталиным. Объективно это человек, обладаю­щий чувством долга и удивительной работоспособностью. Личная его преданность Сталину беспредельна, несмотря на то, что его брат погиб в лагерях. В этой преданности он находит свой смысл жизни, требуя такой же преданности и полной отдачи в работе от своих подчиненных. Но писатель подчеркивает, что это ломает и искажает природу человека. Возникает «странная болезнь» — результат «ошибки двух противоположных импульсов — приказов, идущих от коры головного мозга и внутренних побуждений». В конце концов человек начинает творить зло, оправдываясь долгом. Именно поэтому на Онисимова так подействовало разоблачение куль­та личности, что потеряны смысл жизни и уверенность в правоте. И недаром автор «награждает» его неизлечимой болезнью, ведь он уходит вместе со своим временем. Да, роман говорит о том, что свой смысл жизни каждый человек обязан найти сам, никто не может дать его в готовом виде.