Чехов А. П. Ионыч
В рассказе «Ионыч» повествуется о нравственном перерождении интеллигентного человека, сначала исполненного высоких помыслов и порывов, стремления к любви и счастью. Но мещанская трясина окончательно и бесповоротно засасывает героя. Старцев проделывает! стремительное скольжение вниз, завершающееся абсолютным опустошением и растворением среди городских обывателей.

Рассказ построен на сопоставлении двух миров — Старцева Туркиных. Туркины — это духовно примитивная среда провинциального города, это символ пошлости и шаблонного мышления. Старцев же при всей своей прозаичности земского доктора лучше их: он сумел увидать в Котике что-то особенное, милое, он говорил с ней о литера­туре, об искусстве, чувствовал смутное недовольство жизнью — а это залог движения вперед. Но во влюбленном Старцеве борются два голоса: трезвые размышления о том, что будут говорить окружающие, сколько дадут приданого, и голос любви, под влиянием которого он поехал ночью на кладбище, любовался лунным светом, размыш­лял о вечных вопросах. Он мог бы сохранить в себе этот прекрасный порыв, но не захотел. Старцев стал неумолимо превращаться в Ионы­ча. Когда Екатерина Ивановна не приняла его предложения, он быст­ро равнодушно вернулся к прежнему образу жизни. После встречи с нею в саду через несколько лет он думает уже не о любви, а о день­гах. А в конце превращается в распухшее от жира существо. Перво­начальное сочувствие автора к Старцеву сменяется гневной иронией. Он стал много хуже Туркиных. Даже Екатерина Ивановна нашла в себе силы измениться: отказалась от романтических мечтаний, трезво оценпда свои способности, стала ценить любовь, которую раньше отвергла.

Лаконизм последней главы рассказа объясняется тем, что отсутст­вие у Старцева истинных контактов с людьми приводит к исчезновению диалога, присутствующего в первых главах. Притупление чувст­ва природы выражено в исключении пейзажа как элемента описания. Исчезновение интересов влечет за собой затухание темы искусства, звучавшей в первых главах

Причина превращения Старцева в Ионыча заключается и в цепкой власти обывательской, мещанской среды, и в изначальной готовности героя смириться с окружающим миром, слиться с ним. Чехов не жа­леет Старцева, которого «среда заела», а беспощадно судит того, в ком были заложены некоторые возможности, но он примирился с окружающим обывательским миром, растерял свою культурность и интеллигентность и проявил этим полную человеческую несостоя­тельность.