Горький М. Старуха Изергиль, 1894
Горький утверждал, что подвиги важны не только сами по себе, — их сила в том, что они служат примером для других.

За сюжетами трех частей рассказа «Старуха Изергиль» просмат­ривается лирико-философский план, в котором автор на аллегори­ческом уровне воплощает образ идеальной личности. Легендарные и реальные герои, по замыслу автора, являются ступеньками лест­ницы, уходящей в будущее.

Среди людей, обладающих сильными характерами, писатель различал силу, действующую во имя добра, и силу, приносящую зло. В Ларре себялюбие переходит все границы, перерастает в крайний эгоизм и индивидуализм. Один из старейшин племени, искавшего меру наказания Ларре за его преступление, подсказал поистине мудрое решение индивидуализм наказать индивидуализмом — обречь преступника-эгоцентриста на вечное одиночество. Старая Изергиль оценивает Ларру: «За все, что человек берет, он платит собой: своим умом и силой, иногда — жизнью». В словах Изергиль заключен одни из важнейших аспектов горьковской концепции человека: свобода личности утверждается в активной, творческой деятельности во имя людей.

«В жизни всегда есть место подвигам». Эти ставшие афориз­мом слова произнесла Изергиль, и рассказ о Данко, отдавшем свое сердце людям. Люди, которых повел сквозь тьму мужественный юноша, ими же признанный «лучшим из всех», утомленные труд­ным путем, пали духом. «Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди», в ярости были готовы убить его. И тогда он сердцем своим осветил путь людям. Своей героической смертью Данко ут­вердил бессмертие подвига. Он не только доказал верность идеалу свободы, но и самопожертвованием добился свободы. Эта мысль проводится в легенде о Данко. подвиг юноши осветил путь людям, сжег их смелостью и упорством, они «бежали быстро и смело, ув­лекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез». Соплеменники Данко «ослабли от дум; страх «сковал их крепкие руки». По дороге из леса «стали, как зве­ри» и хотели убить своего предводителя. Даже спасенные, они «не заметили смерти» Данко, а кто-то из осторожности «наступил на
гордое сердце ногой». Данко умирает, «гордо» смеясь, бросая «радостный взор на свободную землю», а его «смелое сердце» продолжает еще «пылать».