Лермонтов М. Ю. Герой нашего времени

 

Время создания. Жанр. Метод
Произведение было написано в 1838-1840 годах.

«Герой нашего времени» — это первый в русской литературе социально-психологический роман.

Хотя в характере главного героя романа — Печорина — проступают черты романтического героя (мятежность, страстность натуры, противопоставившей себя обществу), это не исключительная личность, а «герой времени». Он наделен типичными психологическими чертами человека своей эпохи и своего социального круга. Кроме того, автор сознательно отделяет себя от героя и стремится к максимальной объективности повествования. А это характерно именно для реалис­тического письма; в романтическом произведении автор устами героя выражает свои собственные мысли и чувства. «Герой нашего времени» — реалистический роман, пронизанный элементами реалистической поэтики. Роману присущ историзм, характерный именно для реализма: Лермонтов реалистически рисует характер, указывая на обстоятельства, сформировавшие его. В то же время главный объект внимания писателя — внутренний мир героя («история души человечес­кой»). Внимание к внутреннему миру человека было унаследовано Лермонтовым, как и Пушки­ным и Гоголем, от романтизма.

Однако психологизм Пушкина, Гоголя и Лермонтова отличается от психологизма романтиков тем, что внутренний мир стал объектом художественного изучения, а не формой авторского само­выражения.

Сюжет

«Бэла»
В 1830-е годы на Военно-Грузинской дороге автор, офицер русских колониальных войск, встречает ветерана Кавказской войны штабс-капитана Максима Максимыча, который рас­сказывает ему действительное происшествие из своей жизни.

Пять лет назад Максим Максимыч был комендантом сторожевой крепости, куда перевели за какую-то скандально-светскую провинность Григория Александровича Печорина. Печорину пон­равилась дочь местного «мирного» князя, Бэла, и он похитил ее из отчего дома с помощью ее младшего брата Азамата. Девушка вскоре влюбилась в него, а он месяца через четыре пресытился ею. Кроме того, Печорин расплатился с Азаматом конем, единственным достоянием удальца Казбича. В отместку Казбич похитил Бэлу и, поняв, что от погони не уйти, заколол ее.

«Максим Максимыч»
Задержавшись во Владикавказе, автор стал очевидцем нечаянной встре­чи Максима Максимыча с Печориным, вышедшим в отставку и направляющимся в Персию. Гри­горий Александрович так холодно обошелся со штабс-капитаном, что тот, разозлившись, передал попутчику дневник Печорина, забытый им в крепости. Извлечения из этих бумаг («Журнал Пе­чорина») составляют центральную часть «Героя нашего времени». «Журнал Печорина» состоит из трех глав: «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист».

«Тамань»
Прибыв в Тамань, Печорин случайно стал свидетелем контрабандного перевоза товаров. Контрабандисты пытаются отделаться от свидетеля, но им это не удается. Уверенные, что теперь, после неудачного покушения, офицер наверняка донесет властям, они оставляют Тамань. бросив на произвол судьбы одного из сообщников, слепого мальчика.

«Княжна Мери»
Место действия — Пятигорск. Общество в основном мужское, офицерское. Дамы наперечет. Самая же интересная из «курортниц», по общему приговору, — княжна Мери, единственная дочь богатой московской барыни. Печорин от нечего делать решает завоевать серд­це Мери и тем самым уязвить самолюбие своего давнего знакомого Грушницкого. Увидев, что Печорин имеет успех, Грушницкий начинает распускать сплетни о княжне. Печорин вызывает его за это на дуэль. Грушницкий, по совету секунданта, предлагает стреляться «на шести шагах». А чтобы обезопасить себя, позволяет драгуну оставить пистолет противника незаряженным. Вернер, приятель Печорина, случайно узнает об этом. Печорин хладнокровно расстраивает мошеннический план и убивает Грушницкого.
Перед отъездом Печорин заходит к Лиговским проститься. Княгиня, забыв о приличиях, предлагает ему руку дочери. Он просит разрешения поговорить с Мери наедине и объявляет влюбленной в него княжне, что и не думал жениться на ней.

«Фаталист»
В офицерской картежной компании завязывается философский диспут. Одни считают мусульманское поверье о том, «будто судьба человека написана на небесах» сущим вздором, другие, напротив, убеждены: каждому свыше назначена роковая минута. Поручик Вулич предлагает спорщикам поучаствовать в мистическом эксперименте. Если час его смерти еще не пробил, то провидение не допустит, чтобы пистолет, который он, Вулич, приставит дулом ко лбу, выстрелил. Пистолет действительно дает осечку, хотя и совершенно исправен. Вскоре Вулич погибает от руки пьяного казака. После этого Печорин тоже испытывает судьбу», но остается жив.

Композиция
В предисловии к роману Лермонтов сравнивает себя с врачом, который ставит диагноз боль­ному веку, исследует психологию и поведение своих современников, рассматривая их с разных точек зрения. Такой подход определил своеобразие композиции романа. Ее специфика состоит в том, что события, которые описываются в произведении, даются не в хронологической последова­тельности. Если бы Лермонтов расположил главы романа в хронологической последовательности, то их порядок должен бы быть таким: высланный из Петербурга, видимо, за дуэль, Печорин при­езжает на Кавказ («Тамань»). После участия в боевых действиях Печорин приезжает для лечения в Пятигорск. Здесь происходит встреча с княжной Мери и дуэль с Грушницким («Княжна Мери»). За дуэль Печорина ссылают в отдаленную крепость (начало повести «Бэла»). Печорин по­сещает кубанскую столицу. Рассказывается история гибели Вулича («Фаталист»). Далее следует похищение Бэлы и ее гибель (конец повести «Бэла»). Автор-повествователь, путешествуя по Во­енно-Грузинской дороге, встречает Максима Максимыча, который рассказывает ему о Печорине, а затем и самого Печорина, который едет в Персию («Максим Максимыч»). Приходит известие о смерти Печорина на пути из Персии (Предисловие к «Журналу Печорина»).

Так выглядит реальная хронологическая последовательность эпизодов. Но Лермонтов размес­тил повести по-другому:
1. «Бэла».
2. «Максим Максимыч».
3. «Журнал Печорина» (Предисловие, «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист»).

Такая расстановка повестей обусловлена необходимостью постепенного раскрытия «истории души» героя. Лермонтов ведет повествование от внешнего к внутреннему, от описания к анализу, завершая произведение обобщающими суждениями. Сначала Печорин показан через восприятие рассказчиков — Максима Максимыча и автора-повествователя. И только после этого читатель знакомится с дневником Печорина, где герой производит самоанализ. Кроме того, свое мнение о главном герое высказывают не только Максим Максимыч и повествователь, но и многие другие персонажи. Таким образом, Печорин представлен через призму различных восприятий. Его ха­рактер раскрывается перед читателем постепенно, как бы отражаясь во многих зеркалах, причем ни одно из этих отражений, взятое отдельно, не дает исчерпывающей характеристики. Лишь со­вокупность всех точек зрения создает сложный и противоречивый характер героя.

Печорин
Лермонтов впервые в русской литературе вывел на страницы романа героя, который прямо ставил перед собой самые главные вопросы человеческого бытия — о цели и смысле жизни че­ловека, о его назначении. В ночь перед дуэлью с Грушницким Печорин размышляет: «Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? Для какой цели я родил­ся? А верно она существовала, и верно было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные; но я не угадал этого назначенья, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений, лучший цвет жизни».

Как уже было сказано, характер Печорина выписан реалистически, указаны обстоятельства, сформировавшие его. Герой — типичное порождение столичной дворянской среды. Чтобы вы­явить процесс искажения личности порочной средой, писатель сталкивает Печорина с «просты­ми» людьми. В повести «Максим Максимыч» Максима Максимыч, а вместе с ним и читателя потрясает жестокое равнодушие Печорина при встрече старых друзей, жертвой своеволия героя становится Бэла, жестокий эксперимент ставит Печорин над юной княжной Мери и т. д. Считая высшей ценностью свое свободное «я» и отстаивая его свободу, герой нередко переступает грань, отделяющую добро от зла. Его свобода переходит в ничем не ограниченный индивидуализм.

Но следует отметить и то, что жесток не только Печорин, но и все окружающее его общество, в том числе и «простые» люди. Жестока и Бэла, не замечавшая привязанности штабс-капита­на; жестоки «честные контрабандисты», бросившие на произвол судьбы слепого мальчика; даже простой и добрый Максим Максимыч сделался к концу главы «упрямым, сварливым штабс-ка­питаном».

Таким образом, рисуя картину ожесточения души главного героя, писатель одновременно изоб­ражает ожесточившееся поколение, одним из типичных представителей которого является Пе­чорин.

Тематика
Центральная тема романа — исследование современного человека, его отношений с миром, людьми и самим собой. Несмотря на то что Печорин так и не нашел главной цели в жизни (и в этом один из источников его трагизма), нельзя утверждать, что у него вообще не было значитель­ных целей. Одна из них — постижение природы и возможностей человека.

Тема свободы и несвободы человека тонко и ненавязчиво варьируется от одной повести к дру­гой. Печорин постоянно стремится исследовать природу человека, понять причины и мотивы его поступков. Об этом свидетельствует целый ряд психологических и нравственно-философских эк­спериментов главного героя над собой и другими. Он сам предельно активен и свободен и хочет вызвать активность других, подтолкнуть их к внутренне свободному действию, не обусловленному традиционной моралью. За ролью, за привычной маской Печорин хочет рассмотреть лицо чело­века, его истинную суть. Но при этом он не только хочет понять, кто есть кто, но и надеется доб­раться до человеческого в человеке. Так, например, он разоблачает Грушницкого, который носит трагическую маску никем не понятого романтического героя. Чтобы докопаться до его сущности, Печорин ставит его в истинно трагическую ситуацию, требующую максимального напряжения физических и душевных сил (условия дуэли). Но надо отметить, что и себе в этой ситуации Печорин не дает ни малейших преимуществ.

С одной стороны, всем своим поведением Печорин демонстрирует, что свобода человека ничем не ограничена и подчинена только его хотению и воле. Так, исключительно в угоду собственной прихоти герой вырывает из привычного окружения Бэлу, ставит эксперимент над Мери, провоцирует Грушницкого. В то же время в целом ряде случаев сам Печорин как будто признает существование судьбы. В финале «Тамани» он произносит характерные в этом смысле слова: «Мне стало грустно. И зачем было судьбе кинуть меня в круг честных контрабандистов?» Хотя здесь возможно и другое объяснение: дело тут не в судьбе, а в характере самого Печорина, в его стремлении к активному вмешательству в жизнь людей, встречающихся на его пути. Но тогда возникает следующий вопрос: что и как формирует характер человека? Может быть, характер и есть судьба? К проблеме судьбы Печорин обращается и в «Княжне Мери»: «Я шел медленно: мне было грустно. Неужели, думал я, мое единственное назначение на земле — разрушать чужие надежды? С тех пор, как я живу и действую, судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм...»

Новелла «Фаталист», завершающая роман, имеет особое значение для понимания авторской концепции всего произведения. Тема судьбы и степени человеческой свободы, которая является одной из центральных для этого романа, наиболее прямо поставлена именно в «Фаталисте». Эта новелла, конечно, не случайно завершает роман: она является своего рода итогом нравственно-философских исканий героя, а вместе с ним и автора.

«Фаталист» состоит из трех эпизодов, своеобразных экспериментов, которые то подтверждают, то отрицают существование предопределения, судьбы. Эти эпизоды являются естественным продолжением возникшего среди офицеров спора о том, существует ли предопределение.

Вулич, натура такая же волевая и действенная, как и Печорин, не сомневается в существовании судьбы и предлагает «испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнию, или каждому... заранее назначена роковая минута». Эпизод с пари как будто подтверждает правоту Вулича, как и дальнейшая судьба этого героя (в ту же ночь он погиб от руки пьяного казака). Третий эпизод зеркально отражает первый, только теперь желание испытать судьбу по­сещает Печорина: «В эту минуту у меня в голове промелькнула странная мысль: подобно Вуличу, я вздумал испытать судьбу». Как известно, герой остался жив и невредим. «После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом?» — говорит Печорин. И слово «кажется», демонстрирую­щее сомнение героя, тут, конечно, не случайно.

На первый взгляд, действительно, Печорин кажется таким же фаталистом, как Вулич. Но только на первый взгляд. Если Вулич, как истинный фаталист, целиком вверяется року и без всяких приготовлений спускает курок пистолета, приставленного к виску, то Печорин подходит к «испытанию судьбы» гораздо обстоятельнее. Только кажется, что он бросается в окно к казаку-убийце, очертя голову. На самом деле он взвешивает и продумывает множество обстоятельств: велит есаулу «завести разговор» с казаком, чтобы отвлечь его внимание; заглянув в окно, решает, что в его взгляде «нет большой решимости» и т. д. Даже при всем этом Печорин, разумеется, сильно рисковал, но это не «слепой» риск Вулича. Кроме того, Максим Максимыч очень просто объяснил то, что пистолет, из которого стрелялся Вулич, не выстрелил (оказалось, что для таких пистолетов осечка — не редкость).

Какую бы роль ни играла судьба в жизни человека, Печорин — герой, отнюдь не склонный к пассивному ожиданию. Не отрицая наличия сил, во многом определяющих жизнь и поведение человека, герой не склонен на этом основании лишать человека свободы воли и выбора: «И если точно есть предопределение, то зачем же нам дана воля и рассудок?» Наверное, именно эти слова можно рассматривать как подытоживающие точку зрения и автора, и героя.

 



Источник: http://www.ozon.ru/context/detail/id/5387839/?partner=mvg2327303