Мандельштам О. Э.
О.Э. Мандельштам как поэт начинал с увлечения символизмом. Символизм — это направление в поэзии начала XХ века, которое сосредоточено преимущественно на художественном выражении посредством символа интуитивно постигаемых сущностей и идей, смутных, часто изощренных чувств и видений.  Философско-эстетические принципы символизма восходят к сочинениям Л. Шопенгауэра и Ф. Ницше. Символисты стремились проникнуть в тайны бытия и сознания, узреть сквозь видимую реальность серхвременную идеальную сущность мира («от реального к реальнейшему») и его «нетленную», или трансцендентную, Красоту.

У Мандельштама обнаруживается особое пристрастие к миру звуков, его увлекает жизнь музыки и «музыки жизни».

В ранней лирике О. Э. Мандельштама основная тема — ощущение одиночества незрелой психики в период взросления: 

И никну, никем не замеченный, 
В холодный и топкий приют...

Преобладает настроение смутной тоски, «невыразимой печалти». Но главным мотивом становится поиск цельности, жизненно­сти, желание постигнуть «всего живого ненарушаемую связь». «Сладкое лекарство» — радости бытия: 

Немного красного вина, 
Немного солнечного мая — 
И, тоненький бисквит ломая, 
Тончайших пальцев белизна.

Пока человек духовно одинок, он ощущает себя несвободным, связанным, «в клетке». Стремление к духовному освобождению, стремление к идеалу становится той силой, что ведет Мандельштама «вперед». Ощущение мира становится предметным, зримым, наполненным чувствами и красками:

На бледно-голубой эмали,
Какая мыслима в апреле,
Березы ветви подымали
И незаметно вечерели.

Мандельштам не  изображает социальные конфликты своего времени; он, сближая прошлое и настоящее, стремится показать ценность каждой ступени развитого человечества, ступени культу­ры. В связи с этим возникает тема Петербурга. Продолжая петер­бургские образы Пушкина, Гоголя, Достоевского, Некрасова, Мандельштам начинает новый тип городского пейзажа, насыщенного
конкретно-историческим содержанием.

В 1914 году создано программное стихотворение «Посох»:

Посох мой, моя свобода — 
Сердцевина бытия, 
Скоро ль истиной народа 
Станет истина моя? 

Поиск ответа на этот вопрос проходит через все творчество Мандельштама.

Уже зрелый поэт, Мандельштам говорил о генетическом единении своей поэзии с символизмом: «Вся современная русская поэзия вышла из родового символического лона. У читателя короткая память — он этого не хочет знать. О желуди, желуди, зачем дуб, когда есть желуди».