Пастернак Б. Л. Доктор Живаго
Роман назван по имени главного героя — Юрия Андреевича Живаго.

... Если только можно, Авва Отче, 
Чашу эту мимо пронести.

Так писал он в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне.

Юрий Андреевич — сын разорившегося миллионера, по­кончившего с собой. Мать рано умерла. Воспитывался у дяди, который был человеком «свободным, лишенным предубежде­ний против чего бы то ни было непривычного... У него было дворянское чувство равенства со всеми живущими». Окончив с блеском университет, Юрий женится на любимой девушке Тоне, дочери профессора и внучке деятельного фабриканта. Затем любимая работа. Он становится прекрасным врачом. Еще в университете проснулась у него любовь к поэзии и философии. Рождается сын. Все, кажется, прекрасно. Но неотвратимо врывается война. Юрий едет на фронт врачом.

Первая мировая война — преддверие и исток событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лариса считает, что война «была виною всего, всех последующих, доныне постигающих наше поколение несчастий». Эту мысль автор подтверждает судьбою многих героев. Об одном больше­вике, Тарасюке, мастере — золотые руки, рассказывают: «То же самое случилось с ним на войне. Изучил и ее, как всякое ремесло... Всякое дело становится у него страстью, полюбил и военное. Видит, оружие — это сила, вывозит его. Самому захотелось стать силой. Вооруженный человек — это уже не просто человек. В старину такие шли из стрельцов в разбой­ники. Отыми у него теперь винтовку, попробуй». Очень ха­рактерна судьба одного красного партизана Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Андреевичу: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офи­церской, и хоть бы что. Числа имени не помню, вся водой растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет, огольца я одного стукнул, забыть не могу. За что я парнишку погубил? Рассмешил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что». Это было еще до Октябрьской революции. И ведь Памфил тоже начинает с мировой войны.

Но, видно, жестокость не для всех проходит даром. Страшна его судьба. Чувствуя возмездие за сделанное, он начинает сходить с ума в тревоге за жену и детей. Наконец, помешав­шись, убивает всю семью, которую любил безмерно.

Всего несколько лет прожил после гражданской войны и Юрий Андреевич, потому что никак не мог приспособиться к новым условиям, которые прекрасно подошли, например, его бывшему дворнику. Он не может служить, потому что от него требуют не своих мыслей и инициативы, а лишь «словесный гарнир к возвеличиванию революции и власть предерживающих».

Но до окончания войны еще много пришлось перенести невзгод Живаго. Роман Б. Пастернака — это прежде всего книга о высокой любви. Но любовь эта горит на фоне таких страшных событий, подвергается таким жестоким испытаниям, что не выдерживает. Сначала насильно разлучают Живаго с семьей. Его силой мобилизуют, их отправляют за границу. Потом угроза трибунала заставляет его расстаться с другой любовью — Ларой. Описание любви Юрия и Ларисы — это гимн отношениям между мужчиной и женщиной. Это идеал уважения мужчины и женщины друг друга.

Размышление и рассуждения о революции в романе пока­зывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и крова­вая полоса в истории нашей страны. Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала она, во имя чего лилась кровь, разделилась страна, возникло огромное русское зарубежье. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Жи­ваго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями... это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в пер­воначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне; эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Вывод из романа можно выразить так: всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счастливы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек ищет сам, нет его готового. И нельзя ради даже самых высоких идей жертвовать человеческими жизнями, радостями, правами, которыми человек наделен от рождения. И хочется, чтобы нынешняя наша революция принесла как можно меньше бед.