Поляков Ю. М. Сто дней до приказа
Под словом «нравственность» понимают общепринятые нормы морали, охраняемые общественным мнением. Эти нор­мы сложились в процессе жизни и деятельности общества. Считается, что тот, чьи поступки противоречат нормам мора­ли, поступает безнравственно, и его поведение должно осуж­даться обществом. Но если безнравственность пропитала об­щество, как вода пропитывает губку, что тогда? Нормы оста­лись прежними, но пропал фактор общественного осуждения и наказания. Получается так, что каждый осуждает только внутренне, так что вроде бы никто не против. Но все-таки есть люди, которые решаются на гласный протест, пытаясь разорвать порочный круг, в который попало наше общество. Уже невооруженным взглядом видно, что наша «народная масса» уже не масса, а «слоеный пирог», где противоречия и противоборство между слоями нарастают в геометрической прогрессии. Уже стали проблемами взаимоотношения между людьми, отношение человека к природе, отношение людей к своему наследию. Неуставные отношения — одна из волнующих тем для молодых людей не только последних лет советской эпохи.

Гласность дала возможность осветить проблемы в тех областях, которые раньше не подлежали разглашению. И одной из пер­вых «ласточек» была повесть Ю.Полякова «Сто дней до приказа». В ней автор, описывая службу рядо­вого Куприяшина, рассуждает о проблеме неуставных отно­шений. Эти рассуждения вложены в уста главного героя, и произносит он их от своего имени. Хотя из службы Куприя­шина взято всего несколько дней, его образ настолько пол­ный, что создается впечатление о реальности данного персо­нажа. Действие в повести основано на конфликте между «стариками» и молодыми солдатами. Встает вопрос: «Почему у солдат, советских воинов, существуют негласные привиле­гии в зависимости от прослуженного срока? Почему «стари­ки» вправе использовать труд молодого солдата, объясняя это циничным выражением типа: «Ничего, пусть жизнь узнает! Ему положено!»

«Дед», ефрейтор Зубов, рьяно воспитывает «сынка», Елина, рядовой Куприяшин, которому Елин симпатичен, пытается этому помешать, но у него это получается не всегда удачно. В конце концов рядовой Елин из батареи пропадает. По ходу действия Куприяшин как бы анализи­рует причины случившегося.

В повести много суждений, характеризующих армейскую службу. Вот как отвечает замполит Осокин, прошедший службу в Афганистане, на замечание, что «дедовщина» — это просто красная традиция: «Нет, это не забавная традиция, не веселая игра... Это ржавчина, разъедающая армию изнутри... Без ар­мии нет Родины, а без дисциплины нет армии! И ничего так не разъедает дисциплину, как неуставные отношения!»

Обидно, что некоторые офицеры пытаются поддержать порядок в казарме с помощью «дедовщины». Это лейтенант Уваров, на котором лежит вся ответственность за воспитание воинов и порядок во вверенном ему подразделении. Мне кажется, что главным выводом из повести могут послужить слова Елина: «Мы сами придумали это свинство и сами от него мучаемся, а эпилогом — мысли Куприяшина: «Мы, чтоб жить спокойно, часто двигаем на трибуны трепачей, а потом жалуемся, будто ничего не меняется, но ведь ничего не дела­ем, ничего не делает сами!»

Нельзя дать единого лекарства на все случаи жизни. По­этому, пока солдаты будут считать «дедовщину» доброй традицией, а офицеры — закономерным явлением, неуставные отношения будут не только оставаться, но и прогрессировать по масшта­бам и жестокости. 

Самое же страшное в том, что неус­тавные отношения часто становятся характерной чертой и других коллек­тивов, как рабочих, так и творческих.