Пушкин А. С. Медный всадник
Поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» была написана в 1833 году. В ней поэт затрагивает тему взаимоотношений простого чело­века и власти. Он использует прием символического противопос­тавления Петра 1 (великого преобразователя России, основателя Петербурга) и Медного всадника — памятника Петру I (олицетво­рения самодержавия, бессмысленной и жестокой силы). Тем самым поэт подчеркивает мысль, что безраздельная власть одного, даже выдающегося человека не может быть справедливой. Великие дея­ния Петра совершались на благо государства, но часто были жесто­кими по отношению к народу, к отдельной личности. Пушкин, признавая величие Петра, отстаивает право каждого человека на личное счастье. Столкновение «маленького человека» — бедного чиновни­ка Евгения — с неограниченной властью государства заканчивается поражением Евгения. Автор сочувствует герою, но понимает, что бунт одиночки против «мощного властелина судьбы» безумен и безнадежен. Побеждает бездушный Медный всадник. Но его победа над Евгением — это победа силы, а не справедливости. Конфликт между государством и личностью неразрешим. Поэтому и вопрос о будущем Русского государства остается открытым: «Куда ты ска­чешь, гордый конь?..»

«Воля героя и восстание первобытной стихии в природе — на­воднение, бушующее у подножия Медного всадника; воля героя и такое же восстание первобытной стихии в сердце человеческом — брошенный в лицо герою одним из бесчисленных, обреченных погибель этой волей, — вот смысл поэмы» (Дм. Мережков­ский),

«В «Медном всаднике» не два действующих лица, как часто ут­верждали, давая им символическое значение: Петр и Евгений, госу­дарство и личность. Из-за них явственно встает образ третьей, без­ликой силы — это стихия разбушевавшейся Невы, их общий враг, изображению которого посвящена большая часть поэмы... Русская жизнь и русская государственность — непрерывное и мучительное преодоление хаоса началом, разума и воли. В этом и заключается для Пушкина смысл империи. А Евгений, несчастная жертва борьбы двух начал русской жизни, это не личность, а всего лишь обыватель, гибнущий под копытом коня империи или в волнах революции...

В поэме империя представлена ее только Петром, воплощением ее титанической воли, но и Петербургом, его созданием. Незабы­ваемые строфы о Петербурге лучше всего дают возможность по­нять, что любит Пушкин в «творении Петра»... Все волшебство этой северной петербургской красоты в примирении двух противопо­ложных начал тяжести и строя. Почти все эпитеты парны, взаимно уравновешивают друг друга: «громады стройные», «строгий, строй-вид», «узор чугунный». Чугун решеток прорезывается легким узором; громады пустынных улиц «ясны», как «светла» игла крепо­сти.,. Как торопится Пушкин набросить на гранитную тяжесть сво­его любимого города прозрачную ясность белых ночей. И даже су­ровые военные потехи марсовых полей исполнены «стройно— зыблемой», живой «красивостью»...» (Г. Федотов).