Солженицын А. И.
Один из первых персонажей романа Солженицына «В круге первом» — дочь прокурора, Клара, твердо усвоила еще в школе, какая это скучная вещь — литература: «ограниченный в своих дворянских идеалах Тургенев, связанный с нарождающимся русским катаклизмом Гончаров, Лев Толстой с его переходом на позиции патриархального крестьянства...» Кларе, как и ее подругам, непонятно «за что вообще этим людям такое внима­ние: они не были самыми умными (публицисты и критики и тем более партийные деятели были все умнее их), они часто ошибались, путались в противоречиях, где и школьнику было все ясно, попадали под чужие влияния и все-таки именно о них надо было писать сочинения... Пришла пора писать о Солженицыне. Но не для того, чтобы отдать дань моде.

В начале 1960-х годов президент США Рейган пригласил наибо­лее видных советских диссидентов, проживавших на Западе. Из всех приглашенных отказался один А. И. Солженицын, заметив, что он не «диссидент», а русский писатель, которому не с руки беседовать с главой государства, чьи генералы по совету ученых всерьез разрабатывают идеи избирательного уничто­жения русского народа посредством направленных ядерных ударов.

...Краткое жизнеописание Александра Исаевича таково: дата рождения — декабрь 1918 г., место рождения — г. Кисловодск; отец происходил из крестьян, мать — дочь пас­туха, ставшего впоследствии зажиточным хуторянином. После средней школы С. заканчивает в Ростове-на-Дону физико-математический факультет университета, одновременно поступает на заочное в Московский институт философии и лите­ратуры. Не закончив в последнем двух курсов, уходит на войну, с 1942 по 1945-й командует на фронте батареей, награжден орденами и медалями. В феврале 45-го в звании капитана арестован из-за подслеженной в переписке критики Сталина и осужден на восемь лет, из которых почти год провел на следствии и пересылке, три — в тюремном НИИ и четыре самых трудных на общих работах в политическом Особлаге. Затем был в Казахстане «навечно», однако с фев­раля 1957 г. последовала реабилитация. Работал школьным учителем в Рязани. После появления в 1962 г. произведения «Один день Ивана Денисовича» был принят в Союз писателей. Но следующие работы вынужден отдавать в «Самиздат» или печатать в Зарубежье. В 1969-м из СП исключен, в 70-м удостоен Нобелевской премии по литературе. В 1974-м в связи с выходом первого тома «Архипелага ГУЛАГ» насиль­ственно изгнан на Запад. До 1976 г. жил в Цюрихе, затем перебрался в американский штат Вермонт, природою напоми­нающий среднюю полосу России.

Таков нелегкий жизненный путь писателя. Его творчество возвращается на Родину. Хорошо, что это происходи! при жизни Александра Исаевича и вселяет надежду на его возвра­щение из принудительного изгнания.

В преддверии своего 60-летия Солженицын начал издавать собрание сочинений с подзаголовком «Восстановленные подлинные доцензурные тексты, заново проверенные и исправленные авто­ром. Иные произведения печатаются впервые». К 1988 г. вышли в свет уже 18 томов.

Хотя сам писатель и утверждал, что наиболее влекущая его в литературе форма — «полифоническая с точными при­метами времени и места действия», из пяти его крупных вещей, как это ни удивительно, романом в полном смысле является «В круге первом», ибо «Архипелаг ГУЛАГ» согласно подзаголовку — «опыт художественного исследования», эпо­пея «Красное колесо» — «повествование в отмеренных сро­ках». «Раковый корпус» — по авторской воле, «повесть», а «Один день Ивана Денисовича» — даже «рассказ».

Роман «В круге первом» писался 13 лет и имеет семь редакций. Сюжет состоит в том, что дипломат Володин звонит в американское посольство, чтобы сказать о том, что через три дня в Нью-Йорке будет украден секрет атомной бомбы. Подслушанный и записанный на пленку разговор, доставляют на «шарашку» — научно-исследовательское учреждение сис­темы МГБ, в котором заключенные создают методику распоз­нания голосов. Смысл романа разъяснен зэком: «Шарашка — высший, лучший, первый круг ада». Володин дает другое разъяснение, вычеркивая на земле круг: «Вот видишь круг? Это — отечество. Это — первый круг. А вот второй, он шире. Это — человечество. И первый круг не входит во второй. Тут заборы предрассудков. И выходит, что никакого человечества нет. А только отечества, отечества, и разные у всех...»

«Один день Ивана Денисовича» задуман автором на общих работах в Экибастузском особом лагере. «Я таскал носилки с напарником и подумал, как нужно бы описать весь лагерный мир одним днем».

В повести «Раковый корпус» Солженицын выдвинул свою версию «возбуждения рака»: сталинизма, красного террора, репрессий.
Чем притягивает творчество Солженицына? Правдивостью, болью за происходящее, прозорливостью. Писатель, историк, он все время предупреждает нас: не потеряйтесь в истории.