Толстой Л. Н. Война и мир
Роман Л. Н. Толстого «Война и мир» стоит в ряду лучших произведений мировой литературы. Несмотря на то что такой грандиозный материал собран за сравнительно короткий срок, в романе великолепно изображены многие стороны жизни и проблемы, стоящие в то время особенно остро. Это произведение явилось, по словам многих известных писателей и кри­тиков, «величайшим романом в мире». Роман повествует о знаменательных событиях истории страны, освещает важные стороны народной жизни, взгляды, идеалы, быт и нравы раз­личных слоев общества.

Эпическое начало в романе «Война и мир» невидимыми нитями связывает в единое целое картины войны и мира. Точно так же, как «война» означает не одни военные действия враждующих армий, но и воинственную враждебность людей, в мирной жизни, разделенной социальными и нравственными барьерами, понятие «мир» фигурирует и раскрывается в эпо­пее в своих разнообразных значениях. Мир — это жизнь народа, не находящегося в состоянии войны. Мир — это крестьянский сход, затеявший бунт в Богучарове. Мир — это будничные интересы, которые, в отличие от бранной жизни, так мешают Николаю Ростову быть «прекрасным человеком» и так досаждают ему, когда он приезжает в отпуск и ничего не понимает в этом «дурацком мире». Мир — это ближайшее окружение, человека, которое всегда рядом с ним, где бы он не находился: на войне или в мирной жизни. Но мир — это и весь свет, вселенная. О нем говорит Пьер, доказывая князю Андрею существование «царства правды». Мир — это братст­во людей независимо от национальных и классовых различий, здравицу которому провозглашает Н. Ростов при встрече с австрийцами. Мир — это жизнь. Мир и война идут рядом, переплетаются, взаимопроникают и обуславливают друг друга.

В общей концепции романа мир отрицает войну, потому что содержание и потребность мира — труд и счастье, свобод­ное и естественное и потому радостное проявление личности. А содержание и потребность войны — разобщение, отчужде­ние и изолированность людей. Ненависть и враждебность людей, отстаивающих свои корыстные отдельные интересы, это само — утверждение своего эгоистического «я», несущее другим разрушение, горе, смерть.

Ужас смерти сотен людей на плотине, во время от­ступления русской армии после Аустерлица, потрясают тем более, что Толстой сравнивает весь этот ужас с видом той же плотины в другое время, когда здесь «столько сиживал старичок-мельник с удочками, в то время как его внук, засучив рукава рубашки, перебирал в лейке серебряную трепещущую рыбу».

Страшный итог Бородинского сражения рисуется в следу­ющей картине: «Несколько десятков тысяч человек лежали мертвыми в разных положениях на полях и лугах... на кото­рых сотни лет одновременно убирали урожай и пасли скот крестьяне деревень Бородина, Горок, Ковардина и Сеченевского». Здесь ужас убийства на войне становится ясен Н. Ростову, когда он видит «комнатное лицо» врага с дырочкой на подбородке и голубыми глазами».

Рассказать правду о войне, заключает Толстой в «Войне и мире», очень трудно. Его новаторство связано не только с тем, что он показал человека на войне, но главным образом тем, что, развенчав ложную, он первым открыл подлинную героику войны, представив войну как будничное дело и одновременно как испытание всех душевных сил человека. И неизбежно случилось так, что носителями подлинного героизма явились простые, скромные люди, такие, как капитан Тушин или Тимохин, забытые историей; «грешница» Наташа, добившаяся выделения транспорта для русских раненых; генерал Дохтуров и никогда не говоривший о своих подвигах Кутузов. Именно они, забывающие о себе и спасающие Россию.